skaramanga_1972 (skaramanga_1972) wrote,
skaramanga_1972
skaramanga_1972

Categories:

МИХАИЛ ЕГОРОВ И МЕЛИТОН КАНТАРИЯ ... ГЕРОИ ШТУРМА РЕЙХСТАГА?

Меня всегда интересовала персональная роль разведчиков 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии Мелитона Кантарии и Михаила Егорова в штурме рейхстага и водружении Знамени Победы на нем. Если говорить более конкретно и откровенно, то мне очень было интересно знать, за что они получили звания Героев Советского Союза? В чем их подвиг?


Младший сержант Мелитон Кантария и сержант Михаил Егоров со Знаменем Победы

Решил почитать их наградные листы и был неприятно поражен тем, что я там увидел. Это, даже, не полуправда, это тотальная ложь и фальсификация! И утверждал всю эту ложь и фальсификацию столько уважаемый Алексеем Валерьевичем Исаевым полковник Федор Матвеевич Зинченко, а после него майор Казаков.

1. Наградной лист на Егорова Михаила Алексеевича от 04 мая 1945 года:



"Красноармеец Егоров Михаил Алексеевич при форсировании реки Шпрее и при штурме рейхстага показал образцы мужества и геройства. Несмотря на то, что на подступах к рейхстагу противник обрушил ливень свинца, сотни снарядов и мин, красноармеец Егоров, рискуя жизней, первым ворвался в рейхстаг. Гранатами уничтожил четырех гитлеровцев, прикрывающих вход в здание, и вместе с красноармейцами контария первые водрузили знамя победы над рейхстагом. Достоин правительственной награда ордена Красной звезды

4 мая 1945 года Командир 756 сп полковник Зинченко"

Что я могу сказать по этому документу?

1. В штурме рейхстага Егоров Михаил Александрович участия не принимал. Он, и Мелитон Кантария прибыли в рейхстаг со знаменем № 5 только в ночь на 1 Мая 1945 года, а до этого, находились при штабе 756-го стрелкового полка и, как назначенные знаменосцы, ожидали приказа командира полка - полковника Федора Матвеевича Зинченко на водружение знамени. Тот, понимая ответственность за сохранность знамени Военного совета 3-й ударной армии, не хотел им рисковать, а посему считал, что водружать знамя будет возможно только, когда риск потери знамени (в результате его перемещения в рейхстаг и в ходе боев внутри здания) будет минимален. И такое решение было оправданым.

2. Что касается сказочки про "первым ворвался в рейхстаг" и "первые водрузили" - вранье. В рейхстаг Егоров и Кантария прибыли только в ночь на 1 Мая, когда наши подразделения уже закрепились в здании, и когда командир 756 стрелкового полка полковник Зинченко, по телефону, приказал доставить туда знамя № 5.

Еще один Наградной лист на Егорова Михаила Алексеевича, но уже от 31 мая 1945 года:



"Сержант Егоров в боях за Берлин и Рейхстаг проявил исключительную храбрость. Ему и младшему сержанту Кантария было поручено Красное знамя Военного совета 3 Ударной армии № 5, чтобы они это знамя водрузили над Рейхстагом.
30 апреля непосредственно перед рейхстагом разгорелись жаркие бои. Пехота шаг за шагом в упорных боях подходила к Рейхстагу. Когда пехота находилась 80-100 метров от Рейхстага, сержант Егоров вместе с младшим сержантом Кантария подползли к Рейхстагу и развернули Красное знамя. Пехотинцы, видя двух смельчаков, немедленно атаковали Рейхстаг, ворвались в него и опладели им. В 21.30 знамя сержантом Егоровым и Кантария было установлено на втором этаже Рейхстага. Когда наша пехота из батальона Неустроева и Давыдова загнала немцев в подвал Рейхстага, Красное знамя 30 апреля 1945 года в 22.00 было установлено на куполе рейхстага.
За проявленную доблесть и отвагу сержант Егоров достоин звания "Героя Советского Союза".

31 мая 1945 года Командир 756 стрелкового полка майор Казаков"


Что я могу сказать по этому документу?

Все, что я подчеркнул в тексте данного документа и выделил - вранье! Причем фееричное! Михаил Егоров и Мелитон Кантария НЕ "подползали к рейхстагу" и красное знамя НЕ разворачивали! В 21:30 они ничего НЕ могли установить, ибо на это время была запланирована 30-минутная артподготовка, а на 22:00 начало решающего штурма рейхстага. Штурма, который завершился успехом и наши смогли ворваться в рейхстаг! Указанное время 22:00, когда, якобы, красное знамя было "установлено на куполе рейхстага" - тоже вранье! Знамя там появилось только 2 Мая после капитуляции гарнизона, во второй половине дня.

Хочу заметить Вам, что по обоим наградным документам, и на на орден Красной звезды, и на звание Герой Советского Союза, Михаил Егоров был награжден, т.е. награджен дважды за одно и тоже. А где же подвиг? Одна ложь в наградных...

Переходим к наградным Мелитона Кантарии.

1. Наградной лист на Кантарию Мелитона Варламовича от 18 мая 1945 года:



"Красноармеец Кантария в боях на улицах Берлина проявил себя отважным разведчиком. Когда 1-му стрелковому батальона была поставлена задача форсировать сильно обороняемый водный рубеж канал Берлин - Шпандауэр - Шиффарте, т. Кантария под сильным артиллерийским огнем противника добрался до канала, переправился через него и разведав подступы к водному рубежу и его противоположный берег, доставил командованию ценные сведения. При штурме Рейхстага, т. Кантария, находясь в боевых порядках пехоты, первым ворвался в здание Рейхстага, забросав гранатами вражеский пулемет, закрывающий вход в здание и первым водрузил Красное знамя над Берлином.
За проявленное мужество и отвагу достоин правительственной награды - ордена "Красное Знамя".
18.05.45 Командир 756 сп полковник Зинченко".

Что я могу сказать по этому документу?

1. Как и Михаил Егоров, Мелитон Кантария, будучи назначенным знаменосцем, в штурме рейхстага участия не принимал, находясь вместе с Егоровым при штабе 756-го стрелкового полка и ожидая приказа на водружение знамени.

2. Сказочка про "первым ворвался", "первым водрузил" - вранье. Думаю, и история про уничтоженный гранатами вражеский пулемет, "закрывающий вход в здание" - тоже.
Вход контролировался нашими, а, вот, подход к зданию был под обстрелом противника.

Еще один Наградной лист на на Кантарию Мелитона Варламовича, но уже от 31 мая 1945 года:



Приводить здесь текст этого документа нет смысла. Он - точная копия приведенного выше Наградного листа на Егорова Михаила Алексеевича от 31 мая 1945 года. Слово в слово! Вранье фееричное! При этом, как и Михаил Егоров, Мелитон Кантария получил и орден Красного знамени, и звание Герой Советского Союза. За один и тот же подвиг (не кавычу это слово, хотя очень хочется).




Мне могут задать вопрос:

Откуда мне известно, что знамя № 5 (до того, как в ночь на 1 Мая 1945 года оно было доставлено Егоровым и Кантарией в рейхстаг) находилось в штабе 756-го стрелкового полка?

Отвечу! Слова самого командира 150-й стрелковой дивизии Шатилова Василия Митрофановича сгодятся? Поверим комдиву???

"Около четырнадцати я позвонил Плеходанову. У того не было особых перемен. Связался с Зинченко. Он доложил, что рота Сьянова дерется на той стороне рва, но пробиться к главному входу пока не может. В боевые порядки отправился Неустроев.

— А Знамя? — поинтересовался я. — Где Знамя Военного совета? Ведь как ворвутся, его сразу водружать надо!

Знамя у меня на энпе. Не с кем отправить его, товарищ генерал, людей нет...

— Хорошо, сейчас передам Знамя Плеходанову. Он найдет.

Только я положил трубку, аппарат настойчиво загудел.

— Товарищ генерал, — послышался голос Зинченко, — все в порядке, нашел бойцов! Сержант Егоров и младший сержант Кантария. Из разведвзвода полка. Надежные ребята, орлы! Сейчас отправляю их со Знаменем в боевые порядки.

— Ну то-то же, — усмехнулся я, — для святого дела всегда люди найдутся"

Шатилов Василий Митрофанович
"Знамя над рейхстагом"

Теперь вопрос — КОГДА знамя № 5 попало в Рейхстаг?

Ответ на этот вопрос мы находим у другого участника тех событий — комбата Степана Неустроева. Вот его слова:

"Около двенадцати часов ночи (время берлинское) в рейхстаг пришел полковник Зинченко. Я обрадовался его приходу.

— Капитан Неустроев, доложите обстановку...

Полковника интересовало знамя. Я пытался ему объяснить, что знамен много... Флаг Пятницкого установил Петр Щербина на колонне парадного подъезда, флаг первой роты Ярунов приказал выставить в окне. выходящем на Королевскую площадь. Флаг третьей роты... Одним словом, я доложил, что флажки ротные, взводные и отделений установлены в расположении их позиций.

— Не то ты говоришь, товарищ комбат! — резко оборвал меня Зинченко.— Я спрашиваю: где знамя Военного совета армии под номером пять? Я же приказывал начальнику разведки полка капитану Кондрашову, чтобы знамя шло в атаку с первой ротой! — возмущался полковник.

Стали выяснять, расспрашивать, оказалось, что... знамя в штабе полка, в “доме Гиммлера”.

Зинченко позвонил по телефону начальнику штаба майору Казакову и приказал:

— Организуйте немедленно доставку знамени Военного совета в рейхстаг! Направьте его с проверенными, надежными солдатами из взвода разведки.

Вскоре в вестибюль вбежали два наших разведчика — сержант Егоров и младший сержант Кантария. Они развернули алое полотнище. Ему суждено было стать Знаменем Победы!

Командир полка перед Егоровым и Кантарией поставил задачу:

— Немедленно на крышу рейхстага! Где-то на высоком месте, чтобы было видно издалека, установите знамя! Да прикрепите его покрепче, чтоб не оторвало ветром.

Минут через двадцать Егоров и Кантария вернулись.

— В чем дело?— гневно спросил их полковник,

Там темно, у нас нет фонарика, мы не нашли выход на крышу,— смущенно подавленным голосом ответил Егоров.

Полковник Зинченно с минуту молчал. Потом заговорил тихо, с нажимом на каждый слог:

— Верховное Главнокомандование Вооруженных Сил Советского Союза от имени Коммунистической партии, нашей социалистической Родины и всего советского народа приказало вам водрузить Знамя Победы над Берлином. Этот исторический момент наступил... а вы... не нашли выход на крышу!

Полковник Зинченко резко повернулся ко мне:

— Товарищ комбат, обеспечьте водружение Знамени Победы над рейхстагом!

Я приказал лейтенанту Бересту:

— Пойдешь вместе с разведчиками и на фронтоне, над парадным подъездом, привяжи знамя, чтобы его было видно с площади и из “дома Гиммлера”. Про себя же подумал: “Пусть любуются им тыловики и высокое начальство”.

Мне в ту пору было только двадцать два года, и я не понимал политического значения установления знамени. Главным считал — взять рейхстаг, а кто будет привязывать на его крыше знамя, дескать, не важно.

Берест, Егоров и Кантария направились к лестнице, ведущей на верхние этажи, им расчищали путь автоматчики из роты Съянова. И почти сразу же откуда-то сверху послышались стрельба и грохот разрывов гранат, но через минуту или две все стихло...

Прошло с полчаса. Берест и разведчики все не возвращались. Мы с нетерпением ожидали их внизу, в вестибюле.

Минуты тянулись медленно. Но вот наконец... На лестнице послышались шаги, ровные, спокойные и тяжелые. Так ходил только Берест.

Алексей Прокопьевич доложил:

— Знамя Победы установили на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. Привязали ремнями. Не оторвется. Простоит сотни лет.

В том далеком 45-м году я не мог предположить, что пройдут годы, в литературе, в том числе даже в исторической, будут писать: “30 апреля 1945 года Егоров и Кантария водрузили над рейхстагом в Берлине Знамя Победы! Слава им и троекратное “ура”!” Сейчас, на старости лет, я задаюсь вопросом: “А не велика ли честь для двух человек? Заслуга-то принадлежит солдатам, сержантам и офицерам трех батальонов! А не двум разведчикам!” Тогда же я об этом не думал.

Полковник Зинченко, его заместитель по политической части подполковник Ефимов, капитан Кондрашов, Егоров и Кантария ушли на КП полка в “дом Гиммлера”. В рейхстаге за старшего командира остался я"

"О рейхстаге на склоне лет"
Герой Советского Союза С. НЕУСТРОЕВ

Ну вот, в принципе, и весь подвиг Егорова и Кантарии. То, за что дрались солдаты и офицеры трех батальонов, штурмуя рейхстаг, за что многие погибли не дожив до Победы считанные дни. Заслуга одних досталась другим. ... И после установки знамени они ушли из рейхстага. Ушли. А бой потом в рейхстаге продолжался 1 Мая, рехстаг горел. Только от одного этого пожара, согласно Журнала боевых действий 150 сд за 01.05.45, в огне погибло 12 наших солдат.

Интересно, а как в официальных документах 150 сд нашел свое отражение подвиг Егорова и Кантарии?

В упомянутом выше Журнале боевых действий 150 сд за 01.05.45 - НИКАК:

"полное отсутствие информации об обстоятельствах и времени водружения знамени № 5 (хоть на крыше, хоть на куполе, да где угодно). И про Егорова, Кантарию, Береста НИ-ЧЕ-ГО".

Странно, правда? Но странно не только это, а, например, и вот это, где кроме лживых утверждений о том, что знамя № 5, якобы, водружалось еще в 13:45 30.04.1945 и в 21:50 того же дня, среди отличившихся нет ни Егорова, ни Кантарии:

«Итоговое боевое донесение штаполк 756, рейхстаг, 02.5.45 г.
...Группа разведчиков полка получила задачу водрузить знамя над зданием рейхстага... группа... вырвалась из боевых порядков пехоты и в 13:45 30.4.45 г. водрузила знамя армии № 5 в окне первого этажа рейхстага на юго-западной его части с западной стороны фасада.
...В 21:50 30.4.45 г. знамя армии № 5 было поднято на верхний купол рейхстага.
...отличились: командир стр. взвода ст. сержант Сьянов, стрелок-красноармеец Кабулов, командир стр. взвода ст. сержант Толок, командир стр. отделения мл. сержант Глотов, командир стр. роты, гв. лейтенант Печерских и их командир батальона капитан Неустроев.
Командир 756 сп
полковник Зинченко
Нач. штаба 756 сп майор Казаков»
[ЦАМО, ф. 1380 (150 СИД), оп. 1,д. 56, л. 125].

Почему полковник Федор Матвеевич Зинченко не счел нужным отметить в этом документе Егорова и Кантарию? Может помнил историю о фонарике, без которого лихие разведчики не смогли найти выход на крышу рейхстага? Или может потому, что они не принимали участие в штурме его?

Из воспоминаний Алексея Плеходанова, командира 674-го стрелкового полка:

«Вскоре в честь героев штурма рейхстага командование корпуса решило устроить банкет. Это было на даче Геринга. Командир корпуса, глядя на листок бумаги, провозгласил тост, назвав командира дивизии В.Шатилова, воинов 756-го полка: Ф.Зинченко, С.Неустроева, И.Сьянова, Береста, Егорова, и Кантария. А затем лишь упомянул меня, моего заместителя по политчасти Субботина, командира батальона Давыдова, командира роты Греченкова.

Тогда из-за стола встала врач медчасти Р. Дроздова, которая отлично знала, кто штурмовал рейхстаг, кто первым проник туда и водрузил Знамя Победы.

Она сказала:

- Так это и есть все герои штурма рейхстага? Позвольте, а где же остальные герои и, в частности, разведчики 674-го полка, которые первыми ворвались в рейхстаг и водрузили на нем Знамя Победы?

- На банкет приглашены только офицеры, - ответил В.Шатилов.

- Но я вижу вон Егорова и Кантария. Какое отношение они имеют к Знамени Победы? Если говорить честно, я больше на это имею право. Во время всех трех штурмов рейхстага я находилась на НП полка Плеходанова. Вместе с Плеходановым вошла в рейхстаг. А Егоров и Кантария пришли туда на много часов позже меня. Да еще вдобавок к тому — под охраной…

Среди собравшихся произошло замешательство. Люди стали переглядываться, шептаться. Назревал скандал. Чтобы избежать его, мы, офицеры 674-го полка, убрались восвояси. Банкет не получился...

Не забуду я и дня, когда в дивизии отбирали в Москву воинов для участия в первом параде в честь победы над фашистской Германией. Делалось все втихомолку, скрыто и в спешном порядке. Помню, В.Шатилов отобрал тогда Сьянова, Егорова, Кантария и еще кого-то из полка Зинченко, несколько воинов из других частей дивизии. И в отместку нам, ни одного представителя 674-го полка, взявшего рейхстаг!»



Михаил Егоров и Мелитон Кантария на крыше рехстага 2 мая 1945 года с чужим знаменем. И фотографий их со знаменем № 5 от 2 мая не существует в природе

p.s


После войны, 15 и 16 ноября 1961г. в конференц-зале института марксизма-ленинизма в Москве произошла историческая встреча главных участников штурма рейхстага и попытка восстановить истину о первых знаменосцах. Группы лейтенанта Сорокина там не было, впрочем, как и Егорова с Кантарией. Бывшее военное командование 3-й ударной армии было представлено начальником политотдела армии - официальным летописцем подвига Егорова и Кантарии Ф. Лисицыным. Корпусной уровень представлял бывший начальник политотдела 79-го ск И. Крылов. Из маковцев – кроме самого капитана – приехали Минин и Лисименко. А Бондарь представлял свою группу сам.

В качестве представителей командования наступавших на Рейхстаг двух дивизий прибыли: бывший командир 171-й стрелковой дивизии А. Негода с комполка 380-го полка В. Шаталиным и комбатом Я. Самсоновым. И конечно же, комдив 150-й дивизии генерал В. Шатилов. Представительство последней вообще было самым солидным: от 756-го полка на совещание прибыли бывший комполка Ф. Зинченко, командир первого батальона С. Неустроев, его замполит А. Берест, начштаба К. Гусев со своим бывшим ординарцем П. Щербиной, а также комроты И. Съянов. От другого полка – 674-го – был только его командир А. Плеходанов.

Материалы этой встречи до сих пор не опубликованы, в инете встречаются только небольшие фрагменты. Кое-что есть и у меня. К сожалению, малосущественное, но вот, что я прочитал о том, что говорилось на ней по поводу Егорова и Кантарии:


"Любопытными оказались и послевоенные наблюдения генерала Фирсова (бывшего командира 26-го стрелкового корпуса, генерал-лейтенанта), касающиеся "главных знаменосцев". "По поручению ЦК КПСС,  – рассказал он в завершение,  – мне довелось однажды сопровождать М. Егорова и М. Кантарию при поездке в советские войска, которые дислоцировались в ГДР. Сколько я их ни инструктировал, но они в своих выступлениях решительно все путали. И каждый раз по-разному объясняли одни и те же эпизоды. Только теперь я понял, что они не участвовали в бою. И поэтому ничего не знали о сражении за Рейхстаг…".

Источник


С этим утверждением генерала Фирсова трудно не согласиться, особенно, когда читаешь собственноручно написанные Егоровым и Кантарией рассказы о том, КАК ВСЕ БЫЛО - жиденькая водичка, с пусто-порожними патетическими словесными оборотами.

"Совершенно убийственной оказалась оценка бывшим комбатом (С. Неустроевым - прим.*) роли "главных знаменосцев". "Даже мой зампохоз для успеха водружения знамени сделал гораздо больше, чем М. Егоров и М. Кантария. Ведь их привели в Рейхстаг, как экскурсантов, несколько часов спустя после того, как в Рейхстаг ворвались все штурмовавшие подразделения".

Источник

"в том же 1975 г. ... в свет вышла брошюра М. Егорова и М. Кантарии «Знамя Победы»
....
... в своей небольшой книжице они сами написали, что следовали лишь во втором эшелоне. А в первых атакующих рядах шли совсем другие знаменосцы".

Источник

Вот как-то так. От себя скажу. Я не против Егорова и Кантарии. Герои они или нет каждый решает сам. Я для себя решил - они герои, но не штурма рейхстага. Звание Героев за рейхстаг должны были получить совсем другие...


(Продолжение следует...)
Tags: Битва за Берлин, Воспоминания дневники мемуары, О советском солдате
Subscribe

  • ФОТО ДНЯ. ВРАТАРЬ

    В детстве я любил стоять на воротах. Нет, Вы не подумайте, я не был толстяком, и мне не тяжело было бегать, я просто любил защищать ворота. И…

  • ФОТО ДНЯ. НЕСКОЛЬКО ХОРОШИХ ФОТОК...

    Только позитив! 1968. Первый полет самолета ТУ-144 1971. Сверхтяжелый транспортный вертолет В-12 (МИ-12) для перевозки различных видов…

  • ФОТО ДНЯ. НЕСКОЛЬКО ХОРОШИХ ФОТОК...

    Фото разные, но очень позитивные... 1950-е. Актриса Клара Лучко. Северный речной вокзал Майя Плисецкая в спектакле Большого театра…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments