skaramanga_1972 (skaramanga_1972) wrote,
skaramanga_1972
skaramanga_1972

Categories:

РУССКАЯ АРМИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ. ЧАСТЬ 6. АВИАЦИЯ

8.  АВИАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РУССКОЙ АРМИИ. КРИЗИС № 6

Вопрос этот, это хороший пример того, насколько отсталой, архаичной и не способной обеспечить армию, была военная промышленность Российской империи. Показательный и красноречивый! Вы до сих пор считаете иначе? Тогда читайте Головина!

«В еще более печальном положении находилось удовлетворение потребностей Русской армии в авиации. Производство авиационных моторов в мирное время в России отсутствовало, если не считать отделения завода Гнома в Москве, дававшего не более 5 двигателей этого рода в месяц. Вследствие этого снабжение нашего воздушного флота авиационными моторами могло основываться главным образом на привозе из-за границы. Но наши союзники, занятые чрезвычайным усилением своих воздушных войск, очень скупо уступали нам эти двигатели.

В воспоминаниях председателя Государственной думы М. В. Родзянко упоминается о записке, поданной им осенью 1916 г. Государю Императору, в которой обрисовывалось критическое положение нашей авиации. Нам удалось ознакомиться с этой запиской, а также с ответом, данным на нее Управлением заведующего авиацией и воздухоплаванием в Действующей армии.

В момент объявления войны на вооружении русской авиации состояли главным образом «ньюпоры» в 70 сил, в некоторых отрядах «фарманы» типа XVI и XXII (учебные аппараты). Материальная часть во многих отрядах была совершенно изношена, и отряды выступили на войну с самолетами, пролетавшими два года. На войну были отправлены даже «ньюпоры» постройки завода Щетинина. Эти «ньюпоры», построенные хотя и по утвержденным, но совершенно неправильным чертежам, имели отрицательные углы атаки крыльев, что повлекло за собой целый ряд смертельных аварий; несмотря на это, аппараты оставались на службе и были посланы на войну.

Общий состав воздушных сил Русской армии к началу войны был следующий:

авиационных отрядов (эскадрилий) – 39,

самолетов – 263,

воздухоплавательных рот – 12,

летчиков – 129,

наблюдателей – 100.

Через несколько месяцев после начала войны, т.е. в зиму 1914–1915 гг., многие отряды (эскадрильи) очутились в совершенно критическом положении вследствие полной изношенности аэропланов и моторов. Пришлось эти отряды отвести в тыл для перевооружения аппаратами и для переучивания летчиков полетам на новых системах. Часть отрядов, имевших «ньюпоры», перевооружились «моранами-парасоль». Некоторые отряды получили отремонтированные, захваченные нами немецкие и австрийские аппараты; еще позже появились «вуазены» с 130-сильными моторами. Но все это перевооружение производилось без плана и хаотично.

К весне 1915 г. большая часть отрядов была перевооружена и вновь появилась на фронте.

Начали работать и авиационные школы, но все снабжение материальной частью по-прежнему было неудовлетворительным: мы получали из Франции только те образцы, которые считались там устарелыми.

Осенью 1915 г. германское наступление на Сербию прервало нашу кратчайшую связь с Францией, и отправленные нам аппараты и моторы оказались отрезанными в Салониках. Пришлось их переслать в Архангельск, куда по причине раннего замерзания они не дошли и остались зимовать в Александровске (на Мурмане).

Вследствие этого к весне 1916 г. наша авиация вновь оказалась в критическом положении. Выписанные нами французские самолеты лежали частью на Мурмане, частью во Франции; аппараты, выстроенные в России, за неимением к ним моторов загромождали склады и заводы. Когда же в июне месяце 1916 г. прибыли наконец в отряды французские аппараты, то они оказались совершенно устарелыми, и мы оказались не в состоянии бороться в воздухе с неприятелем на равных шансах.

Большинство воздушных боев между немецкими «фоккерами» и нашими аппаратами оканчивается не в нашу пользу, и длинный список доблестно погибших наших летчиков растет ежедневно.


К 1 сентября 1916 г. наши воздушные силы достигли следующего состава:

авиационных отрядов (эскадрилий) – 75,

самолетов – 716,

воздухоплавательных рот – 36,

летчиков – 502,

наблюдателей – 357».

Как по мне, картина, описанная генералом Головиным, совсем не радостная.

Материальная часть во многом устаревшая, своих авиационных двигателей практически нет, а импортируемые поступали с большим опозданием. Даже факт роста военно-воздушных сил (с начала войны и до сентября 1916 года, согласно приведенной статистике), не особо радует. Почему? – спросите вы. Да дело в том,
что, как пишет Головин, «за тот же период времени возросла и самая численность Русской армии. К 1 сентября 1916 г. число пехотных дивизий в Действующей армии по сравнению с началом войны удвоилось. Таким образом, при сравнении военно-воздушных сил начала войны и конца 1916 г. нужно принять во внимание, что во втором случае эти войска должны были обслуживать в два раза более численную армию.

Подойдя к интересующему нас сравнению с такой точки зрения, мы должны прийти к заключению, что «в конце 1916 г. Русская армия оказалась оборудованной авиацией лишь очень немногим лучше, нежели в начале войны. Но если принять во внимание то, что за 2,5 года войны германская армия, так же как и французская и британская, сделала громадные шаги по пути развития своих воздушных сил, то окажется, что к концу 1916 года Русская армия стала еще беззащитнее в воздухе, чем была в 1914 году».

Интересное заключение! Не правда ли? А главное абсолютно справедливое! Давайте посмотрим на статистику от самого лучшего результата (по основным странам-участницам войны) и до самого худшего.

Открываем, к примеру, «Советскую военную энциклопедию» издания 1975 года и видим такие данные:

1. Великобритания. К началу войны имела – 30 самолетов, к концу войны – 1758. Количество самолетов за годы войны выросло в 58,6 раза (!).

2. Франция. К началу войны имела – 156 самолетов, к концу войны – 3321. Количество самолетов за годы войны выросло в 21,28 раза (!).

3. Германия. К началу войны имела – 232 самолета, к концу войны – 2730. Количество самолетов за годы войны выросло в 11,76 раза (!).

4. Австро-Венгрия. К началу войны имела – 65 самолетов, к концу войны – 622. Количество самолетов за годы войны выросло в 9,56 раза (!).

5. Россия. К началу войны имела – 263 самолета, к концу войны – 700. Количество самолетов за годы войны выросло в 2,66 раза.

Итак, как мы видим, больше всего самолетов было у Франции и Германии. По численному росту самолетов с начала и на конец войны лидирует Великобритания. Россия в этой статистике занимает последнее место по росту своих военно-воздушных сил.

Мне могут возразить, что, дескать, картина, приведенная мною только что, упрощенная и не учитывает общего количества, произведенных вышеприведенными странами, самолетов. Спешу вас уверить – для Российской империи, картина все равно принципиально не меняется (скорее даже наоборот – существенно ухудшается)! Судите сами:

На 1-м месте Франция – 52,1 тыс. самолетов произведено за годы войны!

На 2-м месте Великобритания – 47,8 тыс. самолетов!

На 3-м месте Германия – 47,3 тыс. самолетов!

На 4-м месте США – 13,8 тыс. самолетов!

На 5-м месте Италия – 12 тыс. самолетов!

На 6-м месте Австро-Венгрия – 5,4 тыс. самолетов!

На 7-м месте Россия – 3,5 тыс. самолетов!

И еще. Если проанализировать интенсивность работы русской авиации по годам и месяцам (с начала войны и по 1 сентября 1916 года), то нельзя не заметить, что интенсивность этой работы из года в год только возрастала.

Так, в 1914 году:

Летало 549 летчиков. Ими было совершено 3229 полетов, общей продолжительностью 3458 часов.

В 1915 году:

Летало 2173 летчика. Ими было совершено 14838 полетов, общей продолжительностью 17165 часов.

В 1916 году:

Летало 1982 летчика. Ими было совершено 11521 полет, общей продолжительностью 20315 часов.

Однако стоит ли этим уж так сильно гордиться? Отвечая на этот вопрос, генерал Головин приводит наглядный пример:

«Возьмем для примера месяц самой интенсивной работы. Это - август 1916 г., в течение которого совершено было 2116 полетов с общей продолжительностью 3444 часа. Это дает в среднем на один день августа 68 полетов с общей продолжительностью в 111 часов. Но в это время Русская Действующая армия состояла из 14 армий (№№ 1–12, Особая и Кавказская) с общим составом более 200 пехотных и 50 кавалерийских дивизий. Протяжение боевой линии, не принимая в расчет Кавказского фронта, превосходит 1000 километров. И для обслуживания таких колоссальных сухопутных сил авиация может производить в день лишь 68 полетов с общей продолжительностью в 111 часов.

Чрезвычайная слабость наших воздушных сил отчетливо сознавалась во всех инстанциях русского командования. «Брусилов, Каледин, Сахаров, — записывает в июне месяце в своих воспоминаниях председатель Государственной думы М. В. Родзянко, — просили обратить самое серьезное внимание на авиацию. В то время как немцы летают над нами, как птицы, и забрасывают нас бомбами, мы бессильны с ними бороться..

Отлично сознавала это наша Ставка и потому внесла на Междусоюзническую конференцию, собравшуюся в январе 1917 г., просьбу о присылке Русской армии в ближайшие после 1 января 1917 г. восемнадцать месяцев 5200 самолетов».

Итак, как вы сами могли убедиться, невзирая на рост военно-воздушных сил России, они были самыми слабыми среди основных участников Первой Мировой войны, и были неспособны на равных бороться с противником в воздухе ввиду отсталости собственной материальной базы. Небо Первой Мировой войны принадлежало не русской авиации, а Рихтхофену и таким как он. И, к сожалению, для нас, это есть факт.

(Продолжение следует...)

Tags: Первая мировая война, Российская империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →