skaramanga_1972 (skaramanga_1972) wrote,
skaramanga_1972
skaramanga_1972

Categories:

ЖУКОВ - МАРШАЛ ПОБЕДЫ. ПАРА РАСХОЖИХ ФРАЗ

В этой части я приведу два материала: один, касательно приписываемой Георгию Жукову фразе: "Бабы новых нарожают", другой - коментарий к мемуарам генерала Эйзенхауэра, где он живописал о том, как якобы Георгий Константинович делился опытом преодоления войсками Красной Армии минных полей противника. Будет кое-что очень интересное!

Итак...

«7 июля 2011 года в газете «Комсомольская правда» было опубликовано интервью Ларисы Кафтан с директором Государственного архива Российской Федерации, доктором исторических наук Сергеем Мироненко (http://kp.ru/daily/25716.3/914287/).

В этом интервью он, в частности, сказал (ответ на четвёртый вопрос опубликованного текста):


«Для советской власти было все равно, кто герой, кто не герой, вообще человек был ничто. Знаменитые слова советского полководца: «Надо технику спасать, а солдат бабы новых нарожают» — это про отношение к человеку. Поэтому не надо повторять исторические придумки советской власти и поклоняться несуществующим идолам, как и нельзя забывать настоящих героев. Ведь были настоящие герои, они-то и отстояли Москву, но до них тогда никому не было дела. Есть такое понятие, как историческая правда. Трактовки событий могут быть разными, но никогда мы не очистим правду от идеологических наслоений, если будем считать фактом придуманную в угоду правителям фантастику. Тогда это уже не история, не наука».

Удивило, что, приводя цитату некоего «советского полководца», господин Мироненко не назвал его имени, а ведь уделом учёного-историка является точность фактов. Собственно, в этом же своём ответе он говорит:

«Трактовки событий могут быть разными, но никогда мы не очистим правду от идеологических наслоений, если будем считать фактом придуманную в угоду правителям фантастику. Тогда это уже не история, не наука».

Я решил найти правду и установить факт — кто же этот безжалостный советский полководец, произнёсший процитированную господином Мироненко фразу, для чего воспользовался всей мощью Всемирной компьютерной сети Интернет, а именно поисковыми службами Google и Яндекс.

Однако все ссылки на данную фразу в том виде, как её процитировал господин Мироненко, ведут исключительно к… всё этому же интервью господина Мироненко «Комсомольской правде», к обсуждениям данного интервью или к другим попыткам выяснить её авторство, вызванным данным интервью.

Сделав условия поиска мягче, я обнаружил, что в Рунете (то есть в русскоязычной части Интернета) подобная фраза приписывается маршалу С. М. Будённому, который, будучи командующим Резервным фронтом (то есть в сентябре или октябре 1941 года), якобы сказал:


«Мы их забросали пушечным мясом, чего солдат жалеть, бабы новых нарожают. А вот лошадей где взять?».

Звучит фраза лихо, однако ни малейшего указания на первоисточник ни один из приводящих её ресурсов не имеет. При этом я абсолютно уверен в том, что если бы такой источник существовал в действительности — найти столь убедительный пропагандистский козырь было бы совсем нетрудно.

Можно даже подумать, что первоисточником данной цитаты, несколько переосмысленным, является рассказ «Трибунал» Михаила Веллера (впервые опубликованный в «Огоньке» №24/4699 за 2001 г.):


«Будённый покрылся мелким бисером и зацарапал пером. Горький гулко прокашлялся в платок, высморкался и утер слёзы:

— Голубчик, а вам солдатиков, зря перебитых, не жаль? С картечной пулей в животе на льду корчиться — это ведь не комильфо... в смысле не комфорт. Похуже петли-то. А ведь все русские люди, вчерашние крестьяне... вы же их обманули, они вам доверились.

— А нам, дворянам, только свой животик дорог. — Буденный обрадовался поводу оторваться от письма. — А солдатня, пушечное мясо, серая скотинка — это нам по хер дым, не колышет.

Жуков махнул рукой:

— Солдат вам бабы новых нарожают. Россия велика. Положил бы за дело — не жалко. Операция провалена бездарно. Преступно!»

Однако тут слова, посвящённые детородной обязанности многострадальных русских баб, вложены в уста нового исторического персонажа — маршала Г. К. Жукова.



О том, что эти слова говорил Жуков, народу авторитетно поведал Эдуард Володарский, автор сценария сериала «Штрафбат», в интервью Марку Дейчу, опубликованном в газете «Московский Комсомолец» № 1386 от 22 декабря 2001 г. (http://www.mk.ru/editions/daily/article/2004/11/26/99990-proryiv-shtrafbata.html):

«— В одном из ваших интервью вы назвали Жукова «мясником»...

— Это не я его так назвал. Так его называли солдаты — на фронте у Жукова была кличка: Мясник.

Почему-то все забывают об отношении Жукова к солдатам. Генерал Эйзенхауэр в своих воспоминаниях пишет, как он увидел под Потсдамом огромное поле, устланное трупами русских солдат. Выполняя приказ Жукова, они штурмовали город в лоб — под кинжальным огнем немцев. Вид этого поля поразил Эйзенхауэра. Ему стало не по себе, и он спросил Жукова (не дословно, но за смысл я ручаюсь):

«На черта вам сдался этот Потсдам? Зачем вы за него столько людей положили?»

В ответ Жуков улыбнулся и сказал (эти слова, воспроизведенные Эйзенхауэром, я запомнил точно):

«Ничего, русские бабы еще нарожают».

Маршал Жуков обладал той жестокостью, которая издавна была характерной чертой русского генералитета. Лишь единицы берегли солдат. Суворов, Брусилов, Корнилов... Вот, пожалуй, и всё. Прочие солдат не жалели. И советские генералы были ничуть не лучше.»

В книге Дуайта Эйзенхауэра «Крестовый поход в Европу» упоминаются различные моменты, которые можно трактовать неоднозначно, но такой или подобной фразы, якобы услышанной будущим президентом США от Жукова, нет не только в русском переводе, но и в англоязычном оригинале.

Кроме того, Потсдам брал 1-й Украинский фронт по командованием И. С. Конева, город был окончательно взят 2 мая 1945 года. Жуков встречался с Эйзенхауэром в Берлине 7—8 мая перед подписанием Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, затем, действительно, в Потсдаме — на Конференции глав правительств СССР, США и Великобритании, которая проходила с 17 июля по 2 августа. Утверждаемое драматургом Володарским наличие в этот период под Потсдамом поля, на протяжении двух с половиной не самых холодных месяцев усеянного трупами русских солдат, заставляет лишь усомниться в его способности к здравомыслию, а иск о диффамации, как мне кажется, ему вполне могли бы предъявить как маршал Жуков, так и генерал армии Эйзенхауэр, будь они живы.

Что же до маршала Жукова, он, действительно, неоднократно выражал своё мнение по поводу потерь Красной Армии, и его подлинные цитаты легко найти во множестве опубликованных в бумажном и электронном виде документов. Вот, например, показательный фрагмент записи его переговоров, проведённых 7 марта 1942 г. с командующим 49-й армией генерал-лейтенантом И. Г. Захаркиным:


«Напрасно Вы думаете, что успехи достигаются человеческим мясом, успехи достигаются искусством ведения боя, воюют умением, а не жизнями людей»

Однако вернёмся к исследуемой фразе. Разброс имён тех, кто её «произносил», весьма велик. Так, генерал-полковник Д. Волкогонов в своём опусе «Триумф и трагедия» «подслушал» её у генералиссимуса Сталина.

А в книжке Александра Бушкова и Андрея Буровского «Россия, которой не  было
— 2. Русская Атлантида» приводится исторический анекдот, в котором её произносит генерал-фельдмаршал Борис Петрович Шереметев:


«Сохранилась история, одна из тех, в подлинности которой трудно быть уверенным. 1703 год, штурм Нарвы. Перед каждым проломом в стене - груды трупов - гвардейцев  Петра.  Многих  Пётр  знал лично, со   многими был дружен. И  Пётр заплакал, глядя на эти ещё тёплые груды мертвецов. Борис Петрович Шереметев подошёл сзади, положил руку на плечо царя. Пятидесятилетний приласкал тридцатилетнего. «Не плачь, государь! Что ты! Бабы новых нарожают!».

Впрочем, некоторые считают, что эти слова сказал Петру I Александр Меншиков после боя  со
шведами, а некоторые — что их сказал сам Пётр Алексеевич перед Полтавской битвой.

В российско-германском фильме «Гардемарины-III» (1992 г.) о том, что лошадей, которые стоят денег, надо отвести, а солдат бабы новых нарожают, говорит во время битвы при Гросс-Егерсдорфе генерал-фельдмаршал С. Ф. Апраксин. Это что же получается: сценаристы данного фильма (Н. Соротокина, Ю. Нагибин и С. Дружинина) осмелились вложить в уста благороднейшего дворянина фразу, якобы произнесённую через без малого 200 лет после изображённых в фильме событий рубакой-маршалом крестьянских кровей?

В Интернете также имеются «сведения», что один из вариантов исследуемой фразы произнёс Николай II, до исторически недавних времён именовавшийся «Кровавым», а ныне признанный «Страстотерпцем в сонме новомучеников и исповедников российских», узнав о цене Брусиловского прорыва. Впрочем, «говорили» её и его предшественники Александр II и Екатерина II, а также другие персонажи отечественной истории.

Нельзя также исключать, что фраза про «ещё нарожают» является «мировым достоянием». Уж очень ловко она придаёт звериный образ тем, в чьи уста её вкладывают.

Иногда авторство «крылатых фраз и выражений» удаётся установить достоверно; так, знаменитое выражение «Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы» настолько талантливо вложено в уста И. В. Сталина писателем А. Н. Рыбаковым («Дети Арбата», 1987 г.), что в его «сталинском» происхождении мало кто сомневается. Авторство же фразы про «бабы нарожают» установить не представляется возможным за отсутствием документальных источников. Приписывать её кому-либо из исторических персонажей — занятие для всевозможных «художников слова», писателей, драматургов, пропагандистов и публицистов, недостойное учёного-историка.

Всё найденное мной и изложенное выше позволяет категорически утверждать, что достоверных (документированных) свидетельств о том, что такую или подобную фразу произносил кто-либо из советских полководцев, не существует.


Следовательно, директор Государственного архива Российской Федерации, доктор исторических наук, профессор и кавалер ордена Почёта Сергей Мироненко в своём интервью публично солгал».

Источник: http://niramas.livejournal.com/7518.html

И еще о цитате генерала Эйзенхауэра. Вот ее оригинал:

Eisenhower writes: "Highly illuminating to me was his description of the Russian method of attacking through minefields. The German minefields, covered by defensive fire, were tactical obstacles that caused us many casualties and delays. It was out laborious business to break through them, even though our technicians invented every conceivable kind of mechanical appliance to destroy mines safely.  Marshal Zhukov gave me a matter-of-fact statement of his practice, which was roughtly 'There are two kinds of mines; one is the personnel mine and the other is the vehicular mine. When we come to a minefield our infantry attacks exactly as if it were not there. The losses we get from personnel mines we consider only equal to those we would have gotten from machine guns and artillery if the Germans had chosen to defend that particular area with strong bodies of troops instead of with minefields. The attacking infantry does not set off the vehicular mines, so after they have penetrated to the far side of the field they form a bridgehead, after which the engineers come up and dig out channels through which our vehicles can go.' "

А вот, перевод:

"Его описание русского способа атаки через минные поля многое для меня прояснило. Немецкие минные поля, прикрытые оборонительным огнем, были тактическими препятствиями, которые приводили к большим потерям и задержкам. Прорыв через них всегда становился трудоемким делом, несмотря на то, что наши специалисты всякий раз придумывали какие только возможно механические приспособления для безопасного уничтожения мин. Маршал Жуков поделился со мной приемом из собственной практики, объяснив его примерно так: "Существуют два вида мин: противопехотные и противотанковые. Когда мы подходим к минному полю, наша пехота атакует, как будто его там нет. Потери от противопехотных мин мы считаем примерно равными тем, которые причинили бы нам пулеметы и артиллерия, если бы немцы решили защищать этот участок большими силами войск, а не минными полями. Атакующая пехота не подрывает противотанковые мины, поэтому после прорыва через минное поле она создает плацдарм, после чего подходят саперы и прокладывают пути для техники".

Оставим на совести генерала Эйзенхауэра достоверность этих слов, якобы сказанных Жуковым, и попытаемся проанализировать их суть.

Итак, что мы здесь видим? Наступающая пехота, попадая на минное поле идет вперед, техника ждет разминирования и подтягивается позже. Первое впечатление, что вот оно – доказательство кровожадности Жукова! Дескать пехоту не жалеет, а технику бережет.

Хорошо, давайте обдумаем ситуацию. Что будет, если, скажем, наступающая дивизия напорется на минное поле? После первых потерь, по идее, ее передовые подразделения должны будут остановить наступление, залечь и окопаться, в ожидании сапёров, которым предстоит, как минимум, сделать коридоры в минном поле. Говорю, как минимум, поскольку, если местность пристреляна противником, то узкие коридоры на минном поле могут стать потом смертельными ловушками для наступающих, идущих по очень узкому фронту наступления. Это значит, что коридоры должны быть максимально широкими. Вариант разминирования минного поля силами самой пехоты, мне видится малопригодным, особенно в условиях светлого времени суток и под огнем обороняющегося противника.

Что дает пауза в наступлении противнику? Во-первых, теряется темп наступления, во-вторых, теряется эффект неожиданности, в-третьих, такая пауза даёт противнику время сосредоточить силы и усилить оборону так, что потери пехоты и техники после возобновления наступления могут быть очень велики. Вы не согласны? Тогда прочтите:

«Ложись!» — вот еще одна команда, отдавая которую командиры немало потрудились для увеличения потерь среди личного состава своих частей. Во время этой последней войны с немцами нередко так случалось (и еще будет случаться, когда нам придется помериться силами с другими армиями), что противник, зная нашу любовь к залеганию, только и ждал, когда наши парни придут в ту или иную заранее пристрелянную им зону. Дождавшись их, неприятель открывал шквальный пулеметный огонь, причем он мог строчить куда угодно — хоть вверх, просто в воздух, куда вздумается. Ему и целиться никуда не надо, поскольку он знает, что наши солдаты залягут, покорно ожидая, когда по ним начнут молотить из пушек и минометов. Как правило, долго ждать не приходится.

…………………..

…. Грустно вспоминать, сколь часто получали мы сообщения о том, что такое-то подразделение пришито к земле ураганным огнем противника, а потом, что оно отступает.

Если уж солдаты попали под заградительный огонь врага, то единственный для них способ уцелеть - бежать не назад, а вперед, поскольку неприятель практически всегда расширяет зону обстрела не в свою сторону, а в сторону противника…»

Источник: Паттон Джордж Смит «Война, какой я ее знал»

Итак, заметьте, все, что предлагает Патон, в данной ситации, -  наступать! Это очевидное решение, поскольку любое промедление, в таком случае, смерти подобно. И это еще не все:

«Вопрос о том, танки или пехота должны первыми идти в атаку, в каждом конкретном случае определяется характером рельефа местности и упорством, с каким противник оказывает сопротивление. Если впереди поле и танки способны двигаться по нему быстро, даже опасность возрастания потерь из—за наличия мин не должна останавливать их — им возглавлять наступление»

И далее:

«… Мины служат больше для самоуспокоения, чем для защиты. Они становятся причиной не более десяти процентов понесенных нами потерь. … Повторяю, вы должны — должны — идти вперед и только вперед!»

Источник: Паттон Джордж Смит «Война, какой я ее знал»

Кто-нибудь посмеет обвинить Паттона в кровожадности и пренебрежении к жизням своих солдат?

Ну, хорошо, скажите вы, в теории все сказанное, возможно, справедливо, а на практике, наверняка, есть свои «ньюансы». Согласен, конечно есть, но вот вам такой пример:

«Когда наступление Роммеля на Эль Аламейн было остановлено, то Роммель, понимая, что со своими 500 изношенными танками он не сможет остановить натиск союзников, имевших к этому времени уже более 1350 танков, сделал основную ставку на минные поля, прикрываемые огнем 88-мм. пушек и огнем пехоты. Собрав свыше 500 тыс. мин, включая трофейные английские, Роммель создал минную полосу виде двух участков, перекрывающих всю линию фронта и имеющую глубину до 10км. Между минными полями он разместил опорные пункты пехоты и артбатареи. Танки же он отвел назад, создав из них подвижный броневой резерв.

Как видим, в системе немецкой обороны под Эль Аламейном мины играли ключевую роль. И когда 23 октября 1942г. англичане начали наступление, то немецкие мины фактически сорвали его. Командир английской 22-й бронетанковой бригады бригадир Робертс потом вспоминал, что всю первую ночь его бригада пробивалась через минное поле. Цепные тралы Скорпион сразу же отказали и саперам пришлось проделывать проходы вручную. К рассвету бригада оказалась зажата между первым и вторым минными полями и понеся потери, откатилась назад. Когда в следующую ночь бригада пошла в атаку по своим следам прошлой ночи, то оказалась, что немцы пристреляли, проделанные проходы. Бригада, потеряв почти все свои танки, задачу так и не выполнила.

В отчаянии, командир 10-й бронетанковой дивизии бросил в атаку усиленный полк в количестве 43 танков с приказом идти вперед, невзирая на мины. Полк, потеряв на минах 28 танков, пробиться не сумел»

http://www.saper.etel.ru/histmin/istoria-min-3.html

p.s.

А приходилось ли союзникам наступать пехотой через минные поля? Да, приходилось. Вот вам еще одна цитата из Паттона:

«Я посетил штаб—квартиру 5–й дивизии в Фор—Лезн поблизости от Верни. 10–й пехотный полк (командир — полковник Роберт П. Белл) из состава этой дивизии провел ночную атаку и, продвинувшись на шесть километров, перерезал защитникам Меца последние пути к отступлению. Пока я находился в крепости, вышеназванный полк вступил в контакт с частями 90–й дивизии, и к 11.00 в тот день подразделения как 5–й, так и 90–й уже завязали бои на улицах Меца. Ночная атака 10–го пехотного была характерна тем, что идти солдатам пришлось через минное поле. Поскольку они переходили его в темноте, то потеряли около тридцати пяти человек, но, попробуй они сделать это в дневное время, скорее всего, на минах подорвались бы те же тридцать пять, плюс еще несколько сотен полегло бы под пулеметным и ружейным огнем противника»

Вы рискнете сказать, что потери 10–го пехотного полка, в данном случае, были неоправданны, и им следовало ждать саперов? Я – нет!

А приходилось ли немцам, например частям СС, наступать через минные поля? Да, приходилось. Вот вам еще одна цитата:

«Французская и британская артиллерия продолжали вести огонь из Метца, но уже не столь интенсивный. Я заметил, как через поле бегут наши солдаты.

— Там мины! — заорал я в микрофон.

Герру генералу это было известно. На поле показались бронетранспортеры спецназначения и полугусеничные вездеходы. Мины срабатывали, людей разрывало на куски, а технику корежило. На моих глазах свершался акт жесточайшего безумия.

Уже считаные минуты спустя бойцы резервной роты добрались до меня.

Это были солдаты моей роты, той, в которой я сражался. Они расчищали путь для СС, вермахта и 7-й танковой. И тут я понял, что, не будь я радистом, меня ждала бы участь списанного в расход.

Передо мной возник боец.

— В этой полоске опасно, — предупредил его я. Боец присмотрелся ко мне.

— Правда? — спросил он. — На самом деле опасно? Стало быть, я везунчик, раз сумел сюда добраться.
……

Я был разъярен, но не понимал отчего. Может, оттого, что двое бойцов, Клек и Морер, заплатили жизнью за участие в весьма важной операции. Правда, вскоре выяснилось, что важность и гроша ломаного не стоила. Или оттого, что резервную роту бросили на минное поле прокладывать проходы. Я считал, что их попросту отдали на заклание, преднамеренно убили.

Интересно, а могли бы поступить так британцы или французы? Я тогда убедился, что наши офицеры, послав своих подчиненных в наступление на участок, заведомо зная, что он минирован, поступили с ними, как с бездушным расходным материалом. Я был зол на Роммеля, но откуда мне, 17-летнему мальчишке, постичь мотивы умудренного опытом генерала? Что я вообще понимал в войне? Имел ли я право возмущаться? Ведь я сознательно пошел в германскую армию, зная наперед и ее традиции, и то, что меня ожидает. Моя святая обязанность — всегда и во всем повиноваться, убеждал я себя. Но это никак не могло стереть с памяти произошедшее с бойцами резервной роты, которым приказали на свой страх риск перейти заминированный участок поля. И я задумался, а есть ли разница между герром генералом Роммелем и Наполеоном? Оба заметные личности, опытные военачальники, оба со спокойной душой отправляли солдат грудью идти на пушки и штыки, точнее, в случае Роммеля — на минное поле»

Источник: Гюнтер Фляйшман «По колено в крови. Откровения эсэсовца»

Что это за автор, спросите вы? Он был радистом в 5-й дивизии СС «Викинг», одной из самых боевых и заслуженных частей Третьего Рейха.

Вот как-то так…

Начало смотреть здесь:

1. ИЗ РАННЕГО
2. ДО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ
3. В ГОДЫ ВЕЛИКИХ ИСПЫТАНИЙ

http://skaramanga-1972.livejournal.com/228167.html

4. КАПИТУЛЯЦИЯ ГЕРМАНИИ
5. НА СТРЕМЕНАХ
6. С СОЮЗНИКАМИ

http://skaramanga-1972.livejournal.com/228524.html

7. ВСТРЕЧИ
8. В КРУГУ СЕМЬИ
9. ПОРТРЕТ

http://skaramanga-1972.livejournal.com/228920.html


ЖУКОВ - МАРШАЛ ПОБЕДЫ. О ПОТЕРЯХ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/229785.html


Tags: Воспоминания дневники мемуары, Жуков, Лжецы и фальсификаторы, Мифы Великой Отечественной, О немецком солдате, Потери
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments