July 16th, 2013

У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. ОТДЕЛЬНЫЕ ГЛАВЫ. ИЗ ТОГО, ЧТО ВЫБРОСИЛА ЦЕНЗУРА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Продолжение вчерашней темы… Публикую все, как есть, без купюр. Понимаю, что будут возмущенные возгласы, дескать, ну вот, опять... Где здесь правда, где ложь, где  больше эмоций, которые захлестывают, гнев... Не хочу говорить за других, не имею на это право. Я там не был, я не прошел через это все, чтобы осуждать тех, кто говорил все это...

Трудно оставаться беспристрастным, трудно подавить в себе желание хлопнуть кулаком по столу и отмести все это в сторону, просто потому, что привык жить с правдой со знаком "плюс"... Но разве бывает правда со знаком "плюс" или со знаком "минус"? Думаю, что нет, поэтому, как в Экклезиасте: "Кто умножает познания, умножает скорбь"
...


«Наступаем... Первые немецкие поселки... Мы - молодые. Сильные. Четыре года без женщин. В погребах - вино. Закуска. Ловили немецких девушек и... Десять человек насиловали одну... Женщин не хватало, население бежало от Советской армии, брали юных. Девочек... Двенадцать-тринадцать лет... Если она плакала, били, что-нибудь заталкивали в рот. Ей больно, а нам смешно. Я сейчас не понимаю, как я мог... Мальчик из интеллигентной семьи... Но это был я...

Единственное, чего мы боялись, чтобы наши девушки об этом не узнали. Наши медсестры. Перед ними было стыдно...»

…………………………………….

«Попали в окружение... Скитались по лесам, по болотам. Ели листья, ели кору деревьев. Какие-то корни. Нас было пятеро, один совсем мальчишка, только призвали в армию. Ночью мне сосед шепчет:

«Мальчишка полуживой, все равно умрет. Ты понимаешь...» - «Ты о чем?» - «Человеческое мясо съедобное. Мне один зэк рассказывал... Они из лагеря бежали через сибирский лес. Специально взяли с собой мальчишку... Так спаслись...»

Ударить сил не хватило. Назавтра мы встретили партизан...»

…………………………………….

«Партизаны днем приехали на конях в деревню. Вывели из дома старосту и его сына. Секли их по голове железными палками, пока они не упали. И на земле добивали. Я сидела у окна... Я все видела...

Среди партизан был мой старший брат... Когда он вошел в наш дом и хотел меня обнять: «Сестренка!!» - я закричала: «Не подходи! Ни подходи! Ты - убийца!!» А потом онемела. Месяц не разговаривала.

Брат погиб... А что было бы, останься он жив? И если бы домой вернулся...»

…………………………………….

«Утром каратели подожгли нашу деревню... Спаслись только те люди, которые убежали в лес. Убежали без ничего, с пустыми руками, даже хлеба с собой не взяли. Ни яиц, ни сала. Ночью тетя Настя, наша соседка, била свою девочку, потому что та все время плакала. С тетей Настей было пятеро ее детей. Юлечка, моя подружка, сама слабенькая. Она всегда болела... И четыре мальчика, все маленькие, и все тоже просили есть. И тетя Настя сошла с ума: «У-у-у... У-у-у...» А ночью я услышала... Юлечка просила: «Мамочка, ты меня не топи. Я не буду... Я больше есточки просить у тебя не буду. Не буду...».

Утром Юлечки я уже не увидела... Никто ее не нашел...

Тетя Настя... Когда мы вернулись в деревню на угольки... Деревня сгорела... Тетя Настя повесилась на черной яблоне в своем саду. А дети стояли возле нее и просили есть...»


Collapse )