April 9th, 2013

У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. ЧАСТЬ 6. АРТИЛЛЕРИСТЫ И МИНОМЕТЧИКИ. ЗДЕСЬ ОГЛОХЛА ЗИМА ОТ ОБСТРЕЛА (2)

Продолжение материала. Начало читать здесь:

http://skaramanga-1972.livejournal.com/109736.html

"4.

Я прилетел на остров после очередного циклона. Солнце вновь щедро одаривало землю теплом, а в затенённых местах ещё лежали груды спрессованного ветром снега – напоминание о буйствах стихии. Суровым краем называют Сахалин. Погода, конечно, не часто балует островитян. И всё же, улетая на материк, мне больше запомнилось не колючее межсезонье, не перепады температур и все вытекающие отсюда сложности, неудобства, неприятности. Запомнились люди, добрые и отзывчивые, величественные в своей непокорности стихии и – стойкие, закалённые. Такими мне видятся настоящие патриоты земли русской: неустанные в работе и непоколебимые в битве. Среди них и Анна Назаровна Сертакова, а тогда, сорок с лишним лет назад, красноармеец, а потом сержант Аня Ноздрина.

Циклон, если честно, только повод для начала разговора, так, видимо, легче «разговориться», привыкнуть друг к другу. Да и шутка ли сказать – вдруг вспомнить молодость, разворошить угли памяти. Да ещё вспомнить не о самых приятных минутах жизни. Но Анна Назаровна понимает, что за десять тысяч километров ради простого любопытства не прилетают. Правда, долго и искренне удивляется: почему именно о ней?..

Чем больше занимаюсь я поисковой работой, чем больше фронтовых судеб узнаю, понимаю удивление, идущее от скромности, настоящих героев в момент вот таких, неожиданных для них встреч. Молодёжь сороковых, писавшая наспех «прошу зачислить добровольцем», меньше всего думала о том, каким окажется её вклад в общую Победу. Многие патриоты упали сражённые прежде, чем успели сделать первый шаг к подвигу. А тем, кто уцелел, вернулся домой, некогда было соизмерять, сравнивать. Их ждала большая, порой не менее тяжёлая, чем ратное дело, работа. И они возрождали осиротевшую землю. Восстанавливали, строили. Воспринимали всё как обязанность, как свой долг перед родиной, перед матерью, перед совестью. Такими их воспитало время, сформировала среда. Вот почему без ложной скромности удивляются истинные герои: какие же мы герои, воевали как все…

Нет, в том-то и дело – не как все. Ибо, по прошествии времени, сравнив и проанализировав, мы можем точно сказать, на что был способен человек в экстремальных, исключительных обстоятельствах. Можем теперь верно оценить его поступки, ведущие либо к подвигу, либо к трусости. Помните, у В. Чивилихина в романе «Память»: «Любое решение или поступок на войне – результат выбора между необходимостью победить и возможностью уцелеть»?

Выбор, который сделали пятеро девчат, казалось, противоречил логике, здравому смыслу. Но они его сделали, зная, и в то же время не задумываясь о том, что практически обрекают себя на гибель. Вот грани, сближающие поступок с подвигом.

Анна Назаровна молча слушает, предусмотрительно берёт платок, почувствовав горечь в глазах, и, наконец, говорит: «А ведь правда, сейчас даже вспомнить страшно. Такое пережить! Но тогда мы об этом не думали, мужское это дело или женское… Надо было землю свою защищать – и всё! Всем вместе…».

Мужество и скромность. Качества, присущие людям сильным духом. И в минуты испытаний, и в мирные дни. Лишний раз убеждаюсь в этом.


* * *

На призывной пункт из села их отправили «со вниманием», дали хилую лошадёнку, впряжённую в телегу. Как-никак всего двух девушек из Осино-Лозовки отобрали в армию: Аню и Евдокию.

Только выехали, хлынул проливной дождь, раскис тамбовский чернозём, завязла телега. Еле выбрались, чуть было не опоздали к назначенному часу. Приехали мокрые, грязные. Смеющиеся.

Усталый, раздражительный от перенапряжения военком зло буркнул: «Отставить веселье, не на гулянку, чай, собрались!». Но девчонкам уже трудно было остановиться, так и запомнились на призывном пункте хохотушками, несерьёзными. Они словно старались повеселиться вволю, посмеяться перед дальней дорогой, предчувствуя, что прощаются с юностью, а может быть, и…

В Ельце, где обучались будущие связистки, пополнение распределили по хатам, в каждой по пять человек. Тут пути-дорожки с Евдокией разошлись. Зато приобрела Аня новых подруг, бойких и весёлых, как сама. Маша Труфанова, Зина Емельянова, Лиза Бортникова, Таисия Зиборова – у каждой в руках всё горит, за словом в карман не лезут, а уж если запоют, равных в округе не сыскать.

В учении незаметно пролетело лето сорок второго. Пожелтели листья на деревьях, бодрили по утрам заморозки. Скучно становилось беспокойным девчатам. На все их вопросы: когда же на фронт? – офицеры уклончиво отвечали, мол, пока не понадобитесь, ждите.

- Кому пришла идея обучаться стрелять из пушки? – Анна Назаровна долго пытается вспомнить, но безуспешно. – У нас как-то всё коллективно решалось, поэтому не запомнилось, кто вносил предложение… Помню только, что командир запасного полка нас поддержал, тем более, другие девушки в это время учились обращаться с пулемётом, с миномётом. Я так полагаю, на всякий случай. И чтобы своё безделье скрасить.


Collapse )