May 21st, 2012

БОРИС ВАННИКОВ "ЗАПИСКИ НАРКОМА". ЧАСТЬ 1


Помнится мне, когда в своем старом жж (skaramanga-1970) я давал фотоматериал по СВТ, то в качестве сопроводительного материала приводил фрагменты из книги Бориса Львовича Ванникова "Записки наркома". Помнится также, что тогда же я обещал, что обязательно вернусь к этой книге еще не раз. В общем, решил вернуться...

Сегодня про 76-мм ЗИС-3 и про те трудности с которыми столкнулся ее создатель и автор этой книги, а в самом конце, традиционно, небольшая фотогалерея...


"К моменту нападения гитлеровской Германии на нашу страну Красная Армия была вооружена самой лучшей артиллерией, превосходившей по боевым и эксплуатационным качествам западноевропейскую, в том числе и германскую.

Классической для того времени была 76-миллиметровая пушка, созданная Героем Социалистического Труда конструктором В. Г. Грабиным. Немцы считали эту пушку образцом для артиллерийских систем такого калибра. В танковом варианте она пробивала броню немецко-фашистских танков на значительно больших дистанциях, нежели могли это сделать их пушки в отношении наших танков.

Конечно, надо иметь в виду, что броня советского танка "Т-34" была мощнее. Но, во-первых, вес и габариты 76-миллиметровой пушки были сравнительно малы. Во-вторых, сама эта пушка обладала лучшими техническими и тактическими качествами. Все это, вместе взятое, и позволило нашей оборонной промышленности создать боевую машину, которая значительно превзошла немецко-фашистские танки по броневой защите и меткости стрельбы на больших дистанциях. "Танк "Т-34" произвел сенсацию,- писал после войны бывший гитлеровский генерал Эрих Шнейдер. - Этот 26-тонный русский танк был вооружен 76,2 мм пушкой (калибра 41,5), снаряд которой пробивал броню немецких танков с 1,5- 2 тыс. м., тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую и кормовую части танка "Т-34".

В связи с этим не могу не вспомнить о том, что 76-миллиметровая пушка, да и многие другие новые артиллерийские орудия снимались в последние предвоенные годы с производства в результате ошибочной оценки их качеств. Что касается названной пушки, а также 45-миллиметровой, об этом стоит рассказать подробнее, как о событиях чрезвычайной важности, происходивших в 1941 году, за несколько месяцев до начала войны.

Инициатива принадлежала начальнику Главного артиллерийского управления Красной Армии маршалу Г. И. Кулику. Сообщив наркомату вооружений, что, по данным разведки, немецкая армия в ускоренном темпе перевооружается якобы танками с пушками калибром более 100 миллиметров и броней увеличенной толщины и повышенного качества, он заявил, что неэффективной против них окажется вся наша артиллерия калибров 45-76 миллиметров. В связи с этим маршал Кулик предложил прекратить производство таких пушек, а вместо них начать выпуск 107-миллиметровых, в первую очередь в танковом варианте.

Collapse )

"КОЛОМБИНА"

В дополнение к сегодняшнему посту по ЗиС-3...

В конце очень забавный случай из фронтовой жизни экипажа "Коломбины"...



СУ-76 атакует немецкие позиции в р-не Кенигсберга


СУ-76M готова к стрельбе. Германия, апрель 1945

"С чьей легкой руки за СУ-76 прочно закрепился этот псевдоним, сказать трудно. Вероятно, машину назвал "Коломбиной" не чиновник, а человек военный, технарь (возможно, ее создатель), эстет, интеллектуал. Но в солдатском просторечии за ней закрепились грубоватые прозвища ("Сучка", "Голожопый Фердинанд").

Над моим письменным столом висит фотография СУ-76 и напоминает о днях и годах моей молодости, тесно связанных с этой машиной, о событиях и товарищах военных лет, о работе на Кубинском испытательном полигоне и о последующих делах.

Начну по порядку. В марте 1943 года, после выписки из госпиталя, я был направлен с группой красноармейцев и сержантов в учебный 15-й самоходно-артиллерийский полк на станцию Икша Савеловской железной дороги. Полк располагался на территории недостроенного завода "Гидропривод". Меня приятно удивили чистота и порядок военного городка. Еще больше удивили, но и насторожили часовые у полкового знамени. Они были одеты в синие комбинезоны и танковые шлемы. У здания штаба стояла странная машина. Ее ходовая часть была немецким танком Т-III, но вместо башни, в какой-то несуразной бронезащите, напоминавшей самодельные бронепоезда времен гражданской войны, стояла знакомая всем фронтовикам пушка ЗИС-3. (Пушка ЗИС-3 не устанавливалась на шасси немецких танков, это было орудие С-1 , вариант танковой пушки Ф-3. - Ред.).

Стремление придать подвижность на поле боя этой отличной, безотказной пушке и привело к созданию такого гибрида. Решение было вполне своевременным, позволившим на начальном этапе создания отечественной самоходной артиллерии использовать трофейные танки. Несколько полков таких машин и было отправлено на фронт. Но кем я теперь буду? Шофером, артиллеристом или танкистом? До ранения в январе 1943 года я возил на прицепе к полуторке ГАЗ-АА с кабиной "прощай здоровье" 120-мм полковой миномет. (Честно говоря, конная тяга, какой бы архаичной она ни казалась, была в условиях зимы и бездорожья эффективней автомобильной.) В 15-м полку, подчиненном Главному артиллерийскому управлению, готовили, в основном, шоферов и механиков-водителей танков. После трехмесячного обучения шоферам выдавали написанную от руки справку о том, что такой-то имеет право на управление автомобилями ЗИС-5 и ГАЗ-АА. Справку подписывали начальник штаба, писарь, а затем заверяли печатью. При желании такую справку писарь мог выдать достойному, по его мнению, просителю за стакан махорки...

Механикам-водителям (которые набирались, как правило, из трактористов и шоферов) их военную специальность после обучения и присвоения сержантского звания заносили в военную книжку. Теоретические занятия проводили в помещении, где на видном месте стоял силовой агрегат СУ-76 и его главная передача в сборе и россыпью.

Первый вариант СУ-76 (СУ-12) имел по два шестицилиндровых карбюраторных двигателя ГАЗ-202 мощностью 75 л.с. каждый - со своими радиаторами, своими муфтами сцепления, своими коробками передач, своими главными передачами. Эти агрегаты располагались в передней части корпуса машины, а между ними находилось место механика-водителя. Можно себе представить, как сложно было управлять двумя коробками передач, двумя муфтами сцепления?

Судьбу самоходки решили два известных советских конструктора - Липгарт и Астров: в 1942 году на Горьковском автозаводе они создали ее на основе двигателей ГАЗ-202. Теперь силовой агрегат состоял из двух двигателей с последовательно соединенными коленчатыми валами. Этот агрегат, установленный на общей штампованной раме, имел уже одну двухдисковую муфту сцепления и одну четырехскоростную коробку передач производства московского, а позднее уральского ЗИСа. Агрегат суммарной мощностью 150 л.с. располагался по правому борту корпуса и был, несмотря на значительную длину, компактен и сравнительно удобен для обслуживания. Объединенная система охлаждения с одним сотовым радиатором и шестилопастным вентилятором обеспечивала нормальную работу двигателя. Упростилась и главная передача, заимствовавшая большую часть элементов от массового довоенного танка Т-26.

Так появилась СУ-76 (СУ-15). Открытый верх и низкая задняя стенка обеспечивали наилучшие условия для ведения интенсивного огня. (Немецкая самоходка "Артштурм" с 75-мм орудием, закрытая полностью, внешне была красива, работа же расчета при страшной тесноте была крайне неудобной и физически невыносимой из-за загазованности продуктами сгорания пороха и накопления снарядных гильз.)

Collapse )